Главная » Статьи » Подрезка

Война на стадионах
Какие-то 15—20 лет назад насилие на зарубежных стадионах нам попытались бы объяснить пресловутыми родимыми пятнами капитализма, а отдельные проявления его на наших аренах — пережитком чуждого строя. В целом, сказали бы, говорить о наличии у нас подобного явления политически вредно. Нет его у нас.

Засекреченные трагедии

Если бы... Уже и перестройка давно прошла, когда стали известны подробности побоища, состоявшегося в 1957 году в Ленинграде после матча, проигранного местным «Зенитом» московскому «Торпедо» со счетом 1:5.

Тогда совпало множество обстоятельств — недавняя отмена выплат по выигрышным облигациям государственного займа СССР, крупное поражение хозяев, продажа водки на разлив прямо на стадионе и, наконец, выход на сцену «энтузиаста», пожелавшего сменить в воротах ленинградцев невезучего вратаря...

Хулигана спокойно бы вывели со стадиона, если бы он не обратился за помощью к публике, а та, уже достаточно «заряженная», не ринулась бы на поле отбивать «пострадавшего» у милиции и стоявших в оцеплении курсантов. В ход пошли всевозможные подручные средства, в том числе и ломы, украденные из подсобных помещений стадиона. Итог — множество ранений у сотрудников правоохранительных органов и арестов среди публики. Сложно сказать, сколько людей отделались административными наказаниями, но на скамье подсудимых оказались 16 человек. Как водится, больше всех (8 лет) получил не самый активный в драке, а наиболее словоохотливый. В 1957 году за слова «Бей милицию!» и «Даешь вторую Венгрию!» по головке не гладили.

После того случая на советских стадионах резко «закрутили гайки», но отдельные инциденты с участием подвыпившей публики все-таки случались. В Москве во время встречи ЦСКА и киевского «Динамо» на поле выбежали трое болельщиков под изрядным хмельком, о которых потом с гневом писал еженедельник «Футбол», а в Киеве едва не начались волнения после поражения «Динамо» от московского «Торпедо».

Но все это были отдельные (пусть и довольно частые) случаи, и главная трагедия в истории советского футбола непосредственного отношения к ним не имеет.

20 октября 1982 года в морозный вечер московский «Спартак» встречался в «Лужниках» с голландским «Хаарлемом». Москвичи вели со счетом 1:0, матч заканчивался, зрители потянулись к выходам, начали спускаться по лестницам. И тут Сергей Швецов забил второй мяч, толпа попыталась прорваться назад, но наткнулась на куда более мощные ряды, спускавшиеся сверху. На обледеневших ступеньках люди начали падать, парапет рухнул, погребя под собой десятки человек. Сколько их было точно, не узнать никому. На исходе брежневской эпохи сведения засекретили, а затем за давностью лет о точности данных говорить не приходится. Около трех сотен погибших — вот и все, что можно сказать определенно.

Это только на Западе количество жертв всегда известно предельно точно. 31 человек после драки на трибунах брюссельского «Эйзеля» во время финала Кубка чемпионов между «Ювентусом» и «Ливерпулем» в 1985м. 56 — во время пожара на матче в английском Брэдфорде. И, наконец, 95 погибших в давке на полуфинальной игре Кубка Англии между «Ливерпулем» и «Ноттингем Форест» на шеффилдском «Хиллсборо» в 1989м. На родине футбола после этого на всех стадионах исчезли решетки, ограждавшие поле от болельщиков. У нас, наоборот, на некоторых аренах появились...

Россия пострадала от «фанатской романтики»

Отношение к фанатам в СССР и на постсоветском пространстве постоянно менялось — от умилительного до категорически критического. Во второй половине 1990-х московская пресса с удовольствием описывала путешествия ультрас по России или боевые вояжи «полуновых» русских по Европе. Популярный журнал представлял на развороте красочную схему сражения спартаковских фанов и «зенитчиков» в Москве на Щелковском шоссе. Ни дать ни взять — Бородино или операция «Багратион».

Похмелье наступило, когда в Санкт-Петербурге перед матчем «Зенита» с московским «Спартаком» погиб местный парень. Восхваление фанатского движения прекратилось, но оно в этом уже и не нуждалось, отлично структурировавшись с выделением организованных боевых бригад в каждом клубе.

«Спартак», ЦСКА, «Динамо» — для милиции встреча этих московских команд в любом сочетании — гарантия поединка повышенного риска. Впрочем, не только их. «Народная забава» столичных болельщиков, приезжающих в подмосковное Раменское, — вырывать с корнем пластиковые кресла. Рекорд — 940 — установлен болельщиками ЦСКА в 1991году. Побить его могли фанаты «Спартака», но помешало вмешательство тренера Олега Романцева, сумевшего умерить пыл поклонников «народной команды».

Апофеоз российских футбольных безобразий — разгром на Манежной площади, учиненный в 2002 году во время просмотра матча чемпионата мира между сборными России и Японии. 4 тысячи болельщиков, озверевших после поражения россиян, безуспешно пытались контролировать около 50 стражей правопорядка, не сумевших воспрепятствовать выбиванию стекол, переворачиванию автомобилей, избиению граждан.

«Ультрас» по-украински

В нашей стране самой крупной футбольной дракой считается столкновение между болельщиками «Динамо» и «Черноморца» в августе 2001 года в Киеве. Это, пожалуй, главное противостояние за всю историю фанатского движения в независимой Украине.

Хотя были еще нерадостные события советского периода: 20 сентября 1987 года около полутысячи динамовских фанатов оттеснили три сотни спартаковцев к вокзалу. Поезд возвращался в Москву со множеством разбитых окон...

И сейчас в некоторых городах не считается зазорным проводить автобус с гостями градом камней в окна (так однажды уезжало «Динамо» из Одессы), а то и побросать «посторонние предметы» с трибун прямо на поле. Раньше этим грешили во Львове, а недавно эту моду, как отметил президент ФФУ Григорий Суркис, переняли и виннитчане. К слову, точно такому же нападению подвергся во время выезда с тбилисского стадиона и автобус сборной России. Не самый лучший пример кавказского гостеприимства...

К сожалению, нельзя говорить, что проблема насилия на трибунах решена. Скорее она переместилась в иную плоскость: органы правопорядка против болельщиков. В цивилизованных странах первые охраняют вторых, не давая проявить низменные инстинкты ультрас. У нас же, увы, разбора обычно не делается. Яркий пример — избиение фанатов «Динамо» в Житомире. Настоящего наказания заслуживали два-три подстрекателя, которых следовало бы отделить от группы и разобраться с ними отдельно, но досталось «на орехи» всем киевлянам.

В начале октября в результате совещания футбольных и силовых структур Украины был подписан Меморандум о предотвращении насилия и недисциплинированного поведения со стороны зрителей во время проведения футбольных матчей. С тех пор о серьезных нарушениях порядка зрителями не слышно.

Семен НЕМИРОВСКИЙ


источник: 2000
Категория: Подрезка | Добавил: camel (26/Декабрь/2008)
Просмотров: 216
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]